Почему нам снятся кошмары, если они вызывают у нас беспокойство и часто нереалистичны?

Почему же мозг генерирует нам страшные сны, если они заставляют нас только переживать?

Наш мозг учится на опыте из реальной жизни, что приводит к тому, что мы не можем оперативно и хорошо справляться с вещами, которых мы не встречали ранее. Существует гипотеза, называемая “теорией моделирования угроз” (threat simulation theory – TST), которая гласит, что во время сна мозг генерирует сценарии для моделирования угрожающих (и часто маловероятных) событий. Таким образом, моделируя то, что происходит нечасто, мы учимся справляться с подобными неожиданными событиями в реальной жизни.

Дети, которые живут в среде, в которой их физическое и психологическое благополучие находятся под постоянной угрозой, должны иметь сильно активированную систему моделирования угроз во сне, тогда как дети, живущие в безопасной среде, которая относительно свободна от таких сигналов, должны иметь слабо активированную систему. Ученые протестировали эту гипотезу, проанализировав содержание отчетов о сновидениях у тяжело травмированных и менее травмированных курдских детей и обычных, не травмированных финских детей. Полученные результаты дают поддержку большинству прогнозов, полученных от TST. Серьезно травмированные дети сообщили о значительно большем числе снов, которые включали большее количество угрожающих событий. Кошмары у травмированных детей были также более суровыми по своей природе, чем страшные сны менее травмированных или не травмированных детей.

Читайте также: